26 января. Пятница. 23:40

Пятничный вечер. Даже ночь. Ночной город невероятно контрастен: он одновременно спит и бодрствует. Темнота в окнах многоэтажек и яркий свет неоновых вывесок, отсутствие пешеходов и стаи машин. Так противоречиво.

Я иду по городу, а мимо меня пронесятся машины. Кто эти люди, которые внутри них? Куда они торопятся? Почему им не спится? А если...

 

А если в этой машине едет молодой человек к своей девушке, которая, капризно надув губы, потребовала, чтобы он примчался к ней, "иначе он ее не любит". И вот этот парень едет на другой конец города, не успев толком "продрать" глаза после сна. Он думает о том, как он устал, как ему хочется больше свободы, как эти отношения душат его. Остановившись на светофоре молодой человек вдруг решает: как только загорится зеленый, он развернется и поедет обратно. Хватит с него. Но проходит минута, человечек останавливается, а парень продолжает свой путь.

 

А если вот в этой машине, со свистом промчавшейся мимо, едет образцовый сын, который торопится к больной матери в больницу, потому что ей стало хуже. Стук сердца отдается у него в ушах, из-за слез дорога расплывается перед его глазами, и ему все кажется, что он едет слишком медленно, что нужно быстрее, быстрее, быстрее... 

 

А если в этом такси едут две девушки, которые положили на завтрашний экзамен и несутся в клуб, чтобы напиться, натанцеваться и поутру проснуться черт знает где и черт знает с кем. И, может быть, сожалеть об этом всю жизнь. Или же, напротив, благодарить судьбу за это. Но сейчас они ни о чем не думают в предвкушении веселой ночи.

 

А вот сейчас проехала машина, владелец которой решил, что пора менять свою жизнь. Он уволился, взял деньги, которые откладывал  на новую машину, первые попавшиеся вещи. Завел машину и рванул в путешествие. Плевать, что на дворе пик зимы и что он даже не знает, куда ему ехать. Просто хочется вырваться из этой чертовой рутины, которая, словно болото, затягивает его все глубже и глубже. В динамиках что-то поет Курт Кобейн, он делает громче и закуривает сигарету, не сбавляя скорость.

 

А в этой машине едет дяденька на работу, ведь работает он в ночную смену. Рядом на сиденье лежит пакет, в котором заботливо завернуты в бумагу бутерброды и термос с кофе. Он посмотрел на него и улыбнулся, вспомнив, как жена старательно все это для него упаковывала. 

 

Мимо меня проносятся стаи машин. Стаи судеб, так не похожих друг на друга.


Комментарии
Нет комментариев
Чтобы добавить комментарий, вам необходимо зарегистрироваться или войти